СМИ узнали о планах Лондона ввести санкции против Ирана из-за танкера»

Посол заявил о подрыве доверия Киева к Берлину из-за решения ПАСЕ»

Оппозиция предложила Собянину обсудить недопуск на выборы в Мосгордуму»

В «Слуге народа» определились с председателем будущей Рады»

В правительстве Польши назвали неуместным присутствие Путина на годовщине Второй мировой»

Arrow
Arrow
Slider

Аналитики назвали наиболее уязвимые к низкой инфляции отрасли»

Низкая инфляция ударит не только по банковскому сектору — экономить, как раньше, не получится у предприятий, занимающихся добычей, нефтепереработкой, строительством и госуслугами, считают аналитики АКРА

Новости сегодня

Фото: Георгий Шпикалов / ТАСС

Чувствительность к ценам

Эпоха низкой инфляции не позволит некоторым секторам снижать реальные издержки в тех же масштабах, что и раньше. Об этом пишет Аналитическое кредитное рейтинговое агентство (АКРА) в своем макропрогнозе на 2018–2021 годы (есть в распоряжении РБК). Дело в том, что из-за более медленного роста цен повысится так называемая номинальная жесткость — показатель, означающий, что цены не реагируют на изменения конъюнктуры рынка.

В России крупный бизнес и госкомпании обладают достаточной рыночной силой, чтобы при росте цен замораживать зарплаты или цены поставщиков. Когда инфляция была высокой, это позволяло больше снижать реальные издержки. Но при более низкой инфляции выигрыш в реальном выражении будет меньше, объясняет АКРА.

«На 1% инфляции в добыче, нефтепереработке, строительстве, госуслугах механизм временной фиксации затрат на сырье и труд позволял экономить до 0,2% затрат; в химии, электроэнергетике, транспорте, связи, в сегменте HoReCa (кафе, рестораны и отели) — до 0,1%», — отмечают аналитики.

Чувствительнее всех к низкой инфляции (по итогам сентября она опустилась до 3% в годовом выражении) будут секторы, «цены на рынках сбыта продукции которых сильнее всего зависят от общего инфляционного фона». В первую очередь это инфраструктурные монополии, которые зависят от регулирования тарифов, и сектор услуг.

Пострадает также банковский бизнес — его чистая процентная маржа в ближайшие годы снизится, так как ставки по кредитам будут падать быстрее стоимости привлечения средств. «Несмотря на то что в среднесрочной перспективе процентная маржа в целом по банковской системе, вероятно, стабилизируется на уровне около 3,5%, дифференциация между банками по этому показателю будет расти, приводя к быстрому вымыванию из сектора банков с низкой маржой и менее конкурентной бизнес-моделью», — добавляют авторы доклада.

Низкая инфляция несет «серьезную угрозу» для некоторых бизнес-моделей, оценивал министр экономического развития Максим Орешкин: «Когда инфляция 20%, в процентные ставки операционные издержки спрятать очень легко. Можно добавить 2, 3, 4%, ставки при этом не очень сильно изменятся». Теперь же такой возможности нет, констатировал он. Замедление роста цен приведет к консолидации банковской системы, росту конкуренции в ней и снижению издержек, отмечал министр.

Новости сегодня

Максим Орешкин

(Фото: Олег Яковлев / РБК)

Последствия недоверия

Неуверенность бизнеса в том, что ЦБ добьется низкой инфляции, «может стать источником отклонения от бизнес-планов», сказал журналистам в пятницу, 6 октября, директор департамента денежно-кредитной политики ЦБ Игорь Дмитриев, отвечая на вопрос РБК. Это «презумпция недоверия», которая может привести к несоответствию стратегии компаний существующим условиям, считает он. Например, именно низкая инфляция стала одной из причин краха «ВИМ-Авиа», говорил Орешкин.

Этот показатель держится ниже таргета ЦБ (4%) третий месяц подряд, но глава регулятора Эльвира Набиуллина отмечала, что инфляция может колебаться в определенном коридоре. ЦБ решил привлечь к сдерживанию цен и правительство: кабмин должен бороться с немонетарными факторами волатильности инфляции, на которые у регулятора сейчас влияния нет.

«Высокая инфляция позволяет российским компаниям легче адаптироваться к кризисным явлениям, переход же в режим низкой инфляции лишает их гибкости в управлении издержками», — указывает АКРА. Экономить благодаря быстрому росту цен могли почти все отрасли, кроме здравоохранения (из-за майских указов), торговли, легкой промышленности (там и так низкие зарплаты), электротехники и электроники. С помощью заморозки зарплат и цен поставщиков в 2014 и 2015 годах (инфляция была 11,4 и 12,9% соответственно) крупные компании и часть госсектора снизили реальные расходы на 6,4% в добыче нетопливных полезных ископаемых и на 5,9% в госсекторе (в частности, в образовании). Теперь такого инструмента в случае кризиса не будет, следует из данных АКРА.

Впрочем, отсутствие возможности снижать издержки — не единственное последствие низкой инфляции для компаний, отмечает АКРА. В скором времени займы будут обходиться им дешевле (через два-три года, когда ЦБ смягчит политику по ставкам). Кроме того, «увеличивается горизонт планирования инвестиций, долговой политики и рыночной стратегии»: если раньше безнадежные долги вскоре обесценивались из-за быстрого роста цен и о них можно было забыть, то теперь денежные обязательства дольше сохраняют свою стоимость. Так, при инфляции 10% тело долга (сумма, выданная в кредит) обесценивается за восемь лет, а при 4% — уже за 18 лет.

Осторожный позитив

АКРА улучшило свой прогноз по росту ВВП в 2017 году с 0,5 до 1,3%, а в следующие четыре года экономика, по мнению аналитиков, будет расти примерно теми же темпами. Впрочем, оценка агентства, которое было создано по инициативе ЦБ, пессимистичнее ожиданий самого Центробанка (он ждет роста на 1,7–2,2% уже в этом году) и Минэкономразвития (прогнозирует рост на 2,1% с ускорением до 3,1% к 2020 году в целевом варианте). Рост ВВП в среднесрочной перспективе ограничен — в основном из-за демографии, объясняет руководитель группы исследований и прогнозирования АКРА Наталья Порохова: «Экономика уже работает вблизи предела — это видно по низкой безработице и высокой загрузке мощностей». Высокий рост ВВП в 2017-м — пока ресурсный (добыча газа, нефти), отмечает она.

Инвестиции в основной капитал, как считает АКРА, в этом году вырастут на 2,5%, но со следующего года резко замедлятся до 1,5% с дальнейшим понижением темпов роста вплоть до 2021 года, хотя Минэкономразвития ожидает ускорения инвестиций с 4,1% в 2017-м до 8,6% в 2020-м. Во втором квартале, по данным Росстата, инвестиции уже выросли на 6,3%. Это «обнадеживающие показатели», рассуждает Порохова, компании использовали укрепление рубля для импорта оборудования (в частности, увеличив долю дешевой азиатской техники). Но тренд неустойчив, констатирует она: в целом оборудование стало дороже из-за девальвации, свои ограничения накладывает и высокая стоимость капитала.

Автор:
Антон Фейнберг.
Источник: РБК
Делись новостью с социумом!

Опубликовано в Статьи
xx)) ;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?:: :?: :!:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Подписаться на свежие новости

Введите свой e-mail:



Нажмите Ctrl+D , чтобы новости всегда были рядом
Рейтинг@Mail.ru