Эрдоган назвал соглашение по С-400 важнейшим в истории Турции»

В Башкирии шесть человек погибли в ДТП с автобусом»

Visa уведомила банки о льготных тарифах при покупке автомобилей и квартир»

Украинский Центризбирком показал лицо идущего в Раду Дарта Вейдера»

Мэр Тбилиси заявил о «неверных фактах» в словах Путина об истории Грузии»

Arrow
Arrow
Slider

Деньги под елкой: кто и как зарабатывает на новогоднем ажиотаже»

Декабрь — традиционно лучший месяц в году для ретейла. Но есть бизнесы, которые на новогодних праздниках зарабатывают больше, чем за весь остальной год. РБК поговорил с пятью предпринимателями, построившими бизнес на новогоднем ажиотаже. Как они справляются со скачками спроса и чем занимаются весь оставшийся год — в обзоре РБК.

Иван Магарев, основатель проекта «Почта Деда Мороза»
Новости сегодня

Фото: из личного архива

Отправка открыток от Деда Мороза

«Идея зарабатывать на отправке писем и открыток от Деда Мороза родилась у меня на третьем курсе Вологодского государственного технического университета, где я учился на архитектора.

Я рассудил, что Вологодская область — это, как известно, родина Деда Мороза, так что будет по-честному писать письма детям именно отсюда. Придумал несколько видов дизайна, нашел в интернете три поздравительных текста, а один придумал самостоятельно. Затем начал с образцами ходить по вологодским офисам, чтобы их сотрудники заказывали письма своим детям. Но офлайн-продвижение не пошло: мне удалось добыть не более десяти заказов.

Поэтому в 2011 году я написал сайт и назвал его pismo35.ru. В первый же сезон получил 100–150 заказов и заработал около 30 тыс. руб. На рекламу в «Яндекс.Директ» я потратился всего один раз и совсем немного. Конкуренция в этом сегменте небольшая, поэтому сайт и так попадал в топ без всякой рекламы.

Первые три года я работал один: печатал и отправлял письма в конвертах, на каждом из которых были штамп «Почта Деда Мороза» и пара печатей со словами «Срочно» и «Отправлено». Потом моя подруга Евгения Коханова предложила писать письма вручную. Она сходила на курсы каллиграфии, и мы попробовали писать поздравления пером. Тема пошла, люди стали заказывать. Сейчас рукописные письма — это самое красивое, что есть на нашем сайте. И самое дорогое: если отправка обычного письма стоит 300 руб., то рукописного с сургучной печатью — 1,2 тыс. руб.

Вслед за Женей к небольшому бизнесу присоединились и мои родители-пенсионеры. Я научил маму работать в графическом редакторе. Она стала самостоятельно формировать макеты писем, а папа взялся за изготовление миниатюрных деревянных сувениров — вложений в письма.

В 2015 году я уехал в архитектурную магистратуру в Италию. Но продолжаю дистанционно принимать заказы, отвечаю на вопросы заказчиков, а Женя с моими родителями создает, комплектует и отправляет письма по адресам. Сезонная выручка сейчас составляет уже около 800 тыс. руб. Заказывают наши письма со всей России, а также из Новой Зеландии, Германии, Эстонии, Латвии, Канады и даже с Фолклендских островов — отовсюду, где русские дети ждут от Деда Мороза писем.

За сезон мы отправляем около 3 тыс. писем. Особенно нравится этот бизнес моей маме. Она знает всех детей, кому надо отправить письмо, кто его еще не получил. Всегда очень беспокоится, чтобы все успело вовремя. Я сам вернусь в Россию через год и буду продолжать дальше наше маленькое семейное дело».

Александр и Алексей Минеевы, Deerz
Новости сегодня

Фото: Владислав Шатило / РБК

Пошив рождественских свитеров

«Мы с братом Алексеем все детство и школьные годы провели на Крайнем Севере, в городе Норильске. Места очень холодные, суровые. Тем не менее мой дед выращивал там овец. Мы сами стригли шерсть, мыли ее, делали пряжу. Моя бабушка и мама всегда в свободное время вязали носки, свитеры для нас и на продажу. Но потом это занятие заглохло, потому что в магазинах появился большой выбор одежды.

Мы с братом окончили технические вузы в Москве (Александр — Московский государственный горный университет, Алексей — МФТИ. — РБК) и поработали пару лет в компании Intel, но захотели открыть свой бизнес. Нам казалось, что всю жизнь работать в компании скучновато. Мы начали искать идею и в какой-то момент вспомнили про норильские свитеры и придумали возродить то, что было раньше.

Начать решили с интернет-магазина. Денег на запуск производства у нас тогда еще не было. Мы сделали простой сайт и разместили там свитеры от разных поставщиков. Решили проверить, будет ли вообще спрос. Мы принимали заказы, но говорили, что пока свитеров в наличии нет и привезем их через две недели. За это время успевали заказать свитер у какого-нибудь поставщика.

Спрос был, и мы решили развивать это дело. Дизайн и качество у поставщиков были не такими хорошими, как нам хотелось бы. Поэтому решили заказывать свитеры со своим дизайном на вязальных фабриках в Подмосковье. Разработали с ними несколько моделей и начали шить. Но и они не всегда делали вещи так, как нам нужно было.

Мы поняли, что надо открывать свою фабрику. Брат и я в одежном производстве не особо разбирались, поэтому в 2011 году поехали в Германию обучаться работе с вязальными машинами на курсах производителя Stoll. Заработанных на перепродаже свитеров денег хватило на поездку и покупку одной вязальной машины за €50 тыс.

Фабрику «Дирз» мы открыли в Москве в 2012 году. Ошибки на старте, конечно, были. Мы постоянно дорабатывали лекала, меняли пряжу, учились на своих косяках. Сейчас у нас уже две вязальные машины. Каждая может в день вязать по 20–30 свитеров. Так что пока мы ограничены возможностями машин: за месяц делаем в среднем по 1500 свитеров. Обычно в сезон нам этого не хватает, поэтому летом стараемся произвести запас на зиму.

Заказы начинают поступать в октябре на универсальные модели, а ближе к Новому году — на рождественские. В 2016 году мы получили 20 млн руб. выручки, причем 14 млн руб. — во время предновогоднего ажиотажа. В 2017 году планируем выручить уже 30 млн руб. Прибыль невелика, но позволила отбить первоначальные инвестиции.

Если честно, дело не только в деньгах, нам очень нравится сам процесс, поэтому даже в аккаунтах фабрики в социальных сетях мы стараемся обучать людей, чтобы они понимали, как вяжутся настоящие свитеры».

Денис Кожевников, служба «Дед Морозit»
Новости сегодня

Фото: Владислав Шатило / РБК

Анимация

«Совершенно случайно лет шесть назад я попал в компанию «Русские традиции», которая работает на рынке с 2002 года: зимой как служба вызова Деда Мороза и Снегурочки, а в остальное время — как турагентство. Пригласили меня туда в качестве водителя Дедов Морозов. Но уже на второй день один актер поругался со Снегурочкой, и мне пришлось его заменять. Мы с ней отработали смену 31 декабря. Затем человек, который руководил этим новогодним проектом, уволился, а мне сообщили, что теперь его веду я.

Четыре сезона до 2014 года я работал в должности руководителя новогоднего направления в «Русских традициях». Но потом начал понемногу затухать, мне захотелось чего-то большего, и я уволился. Решил запустить такой же проект, но поначалу у меня просто не было стартовых инвестиций.

Чтобы подзаработать на запуск, я создал интернет-магазин изделий из хрусталя, но денег он не принес. Тогда в 2016 году я совместно с друзьями открыл свою туристическую компанию «Центр внутреннего туризма и отдыха». С помощью этого проекта подзаработал. Летом 2017-го я занялся запуском своей службы Дедов Морозов. Инвестиции составили порядка 600 тыс. руб. Думаю, что еще 500 тыс. руб. придется потратить на рекламу.

Благодаря тем знакомым, которые остались у меня со времен работы в «Русских традициях», я нашел производителя костюмов. Актерами взял ребят со старших курсов и выпускников театральных вузов. Актеры с большим опытом обычно не хотят идти в стартап. Они хотят стабильности, а мой объем заказов их пока пугает.

На данный момент я работаю с 20 парами, которых приглашаю по мере поступления заказов. Услугу и саму компанию «Дед Морозit» мы начали продвигать с 1 ноября. Тогда начали поступать первые единичные заказы. Мы решили экспериментировать и попробовали запустить десятиминутные экспресс-программы поздравлений. Они более дешевые (от 1790 руб.), за счет чего стали пользоваться спросом.

Конечно, рынок специфический: 40% заказов приходится на 31 декабря. В этот день каждая пара поздравляет по 15 семей. Остальные заказы распределяются по дням, начиная с 13 декабря и заканчивая 7 января. В эти даты обычно бывает по пять-шесть заказов в день, с которыми спокойно справляются одна-две пары Дедов Морозов и Снегурочек.

Инвестиции я пока не отбил, но рассчитываю сделать это в следующем сезоне. Мне это действительно нравится, есть своеобразные непередаваемые ощущения от всего проекта, особенно от ритма ближе к Новому году. Весь неновогодний период я планирую заниматься туристическим бизнесом, чтобы избежать зависимости от сезона».

Елена Чиркова, ESTA
Новости сегодня

Фото: Владислав Шатило / РБК

Пошив костюмов Дедов Морозов и Снегурочек

«По специальности я конструктор-модельер, у меня было свое ателье индивидуального пошива в Ярославле. Честно говоря, спустя несколько лет работы я немного подустала от клиентов и их индивидуальных запросов, тем более что бизнес приносил немного: мне хватало на жизнь, а все остальное уходило на выплату зарплаты швеям, аренду и налоги. Чтобы как-то увеличить обороты, я решила заняться «массовкой» — серийным пошивом одного и того же ассортимента.

Как-то раз у меня появился заказ на пошив махровых халатов в количестве 500–1000 штук, за который я, не раздумывая, взялась. Оставила индивидуальный пошив, наняла конструктора, а потом технолога и закройщика. На старте мы шили по 15 халатов в день, потом по 20, а потом вышли на 60. Но вопреки моим ожиданиям этот сегмент оказался совсем невыгодным. Мы изготавливали халаты из ткани, которую предоставлял заказчик. За пошив нам платили по 120–170 руб. за штуку, прибыли оставалось всего по 10–15 руб. с халата в лучшем случае. На этом товаре сложно было выживать, да и я в какой-то момент устала от однообразного ассортимента.

В 2007 году в мое ателье пришел клиент с заказом на 4 тыс. новогодних костюмов для сети Metro Cash and Carry. Когда я увидела модели этих костюмов, то мне стало жалко детей, которые увидят в них Деда Мороза и Снегурочку. Ткань была очень дешевая. Поначалу я отказывалась, говорила, что мы не успеем, а потом все же согласилась: очень уж хотелось чего-то творческого. После этого у меня возникла идея разрабатывать костюмы самой и предлагать Metro свои варианты из хорошей ткани. Я закупила бархат и костюмную ткань в Турции, а к следующему сезону разработала свои модели костюмов, которые стала продавать Metro в среднем по 5–6 тыс. костюмов за сезон.

В 2016 году мы сделали свой сайт и начали продавать костюмы напрямую. К сожалению, сайт запустили поздно — только 15 декабря, поэтому продать удалось всего около 100 костюмов. Выручка компании за весь 2016 год составила около 6 млн руб., прибыль — около 1 млн.

Зато в 2017 году свои продажи нас выручили: заказ от Metro пришел поздно, и нам пришлось от него отказаться. Я взяла кредит на 1,5 млн руб., чтобы закупить все необходимые материалы. С розничными продажами костюмов мы стартовали в сентябре. Недавно я закрыла кредит и начала получать небольшую прибыль. К концу года мы планируем продать около 500 костюмов.

Наибольшим спросом у нас сейчас пользуются костюмы за 5680 руб. К следующему сезону я хочу создать и более бюджетные варианты, которые будут выглядеть ничуть не хуже нынешних. Сейчас у меня столько разных идей по новому модельному ряду. Я получаю удовольствие от того, что творю и создаю красоту. Но так как бизнес сезонный, все остальное время — с января по сентябрь — приходится заниматься халатами, которые продаем сейчас в основном в отели. Нам бы очень хотелось шить только костюмы, но без дополнительного ассортимента пока не обойтись».

Максим Чапов, владелец кедрового питомника «Юбилейный»
Новости сегодня

Фото: из личного архива

Выращивание хвойных деревьев на продажу

«По образованию я налоговый специалист. Раньше консультировал людей по вопросам налогообложения, внешнеэкономической деятельности и так далее. Потом взял кредит и опрометчиво решил инвестировать около 7 млн руб. в лесозаготовки. Мы с партнером покупали лес, пилили его и продавали пиломатериалы. Я не очень разбирался в этом деле, а некоторые покупатели рассчитывались с нами не деньгами, а зерном или мукой. В 2015 году бизнес заглох, а я остался с долгами.

Но еще в 2014 году, когда с лесозаготовительным бизнесом все было более или менее нормально, в Омской области я приобрел участок земли обанкротившегося АО «Юбилейный», который решил засадить хвойными деревьями на перспективу. Купить посадочный материал было сложно: в магазинах цены были от 500 руб. за саженец. Но я познакомился с человеком, который из Алтая возил саженцы кедров по 8 руб. за штуку. Я с радостью набрал у него несколько тысяч и посадил на этом участке.

На старте было очень тяжело. Я занял у родственников деньги, предложив им создать юридическое лицо и прописать доли. Мы начали с инвестиций около 400 тыс. руб. Еще на 400 тыс. руб. первой же весной наторговали саженцами из других питомников: покупали оптом, а продавали в розницу. Все эти деньги пошли на закупку 40 тыс. кедров и других хвойных деревьев, аренду торговой точки для торговли саженцами и зарплату людям, которые сажали деревья.

Летом 2016 года я нашел еще один питомник в предгорье Саян с густой посадкой кедров. И договорился с хозяевами, что буду покупать у них саженцы. Параллельно запустил во «ВКонтакте» акцию «Приюти саянский кедр», чтобы как-то разредить густоту лесопосадки. Заработало «сарафанное радио», люди стали репостить и вносить предоплату за саженцы. По итогам этой акции я получил около 300 заказов на кедры из Саян от пяти до 100 штук. При этом основными покупателями оказались жители Москвы и Питера. Обычно они сажали их на своих садовых участках.

Торговля саженцами — бизнес сезонный. Зимой 2016 года я практически не имел доходов: в холода саженцы никто не покупает и не высаживает. Дотерпев до весны, стал торговать кедровым орехом и думать, как избавиться от сезонности. Идея продавать спиленные хвойные деревья для новогодних праздников пришла ко мне только в 2017-м. Сейчас я продал новогодних сосен на 70 тыс. руб. оптом на несколько елочных базаров, а также арендовал площадь у торгового комплекса в Омске, где уже продал еще около 100 штук (от 150 до 600 руб. за дерево). До Нового года надеюсь продать еще 200.

Главное, я определился с бизнес-моделью: зимой торговать спиленными соснами и елями, а весной и осенью — саженцами. Годовая выручка питомника составит в этом году чуть больше 1 млн руб. Практически все эти деньги я вкладываю в покупку нового посадочного материала. Чистой прибыли остается порядка 300 тыс. руб.

Деньги небольшие, но приятные: деревья доставляют удовольствие мне и людям. Многие думают, что вырубать лес ради праздничного настроения негуманно, но это не совсем так: чтобы саженцы лучше росли, им нужно больше света, посадки надо прореживать. Поэтому все просто: покупайте деревья у тех, кто их выращивает. Это дает гарантию, что вместо каждого срезанного дерева вырастет несколько новых.

Сейчас у меня некоторая часть деревьев ушла в питомник в Венёвском районе Тульской области. Он новый, и у них пока с деньгами не все хорошо. Я поставил им 10 тыс. кедров в обмен на долю. Надеюсь, что будут хорошие перспективы, потому что Венёвский питомник недалеко от Москвы, а столица хорошо берет хвойные деревья».​

Авторы:
Николай Гришин, Ксения Мельникова.
Источник: РБК
Делись новостью с социумом!

Опубликовано в Статьи
xx)) ;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?:: :?: :!:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Подписаться на свежие новости

Введите свой e-mail:



Нажмите Ctrl+D , чтобы новости всегда были рядом
Рейтинг@Mail.ru