Израиль в ожидании помилования Иссахар передал России Александровское подворье в Иерусалиме»

Шторм «Глория» обрушил на Испанию огромные волны, проливные дожди и снегопады (ФОТО, ВИДЕО)»

США могут ограничить въезд гражданам Белоруссии, Киргизии и еще пяти стран»

Китайский коронавирус, от которого умерли уже 9 человек, добрался до США и назван угрозой для россиян»

ВОЗ предупредила о распространении «новой пневмонии» за пределами Китая, умерли уже шесть человек»

Arrow
Arrow
Slider

Наказание за Brexit: как тори потеряли парламентское большинство»

Устойчивость нового британского кабинета во многом зависит от способности Терезы Мэй пересмотреть тактику переговоров с ЕС

Пирровой победой консерваторов окрестили итоги досрочных парламентских выборов 8 июня 2017 года в Британии. Почему они были назначены, каковы причины неудачи правящей партии и что ждет Британию?

Тори против тори

Для Терезы Мэй, в апреле объявившей о досрочных выборах, этот шаг был в определенном смысле вынужденным, ведь, вступив на должность премьер-министра в июле 2016 года, она изначально отказалась идти на выборы, хотя такой шаг сразу предложили ее однопартийцы. Они исходили из двух соображений. Во-первых, основной противник — Лейбористская партия — находился в глубоком кризисе после избрания лидером «твердого левого» Джереми Корбина в 2015 году. Более того, лейбористы выступали за членство Британии в ЕС и проиграли на референдуме по Brexit. Во-вторых, новый лидер тори не проходил горнило выборов: соперница Мэй сняла свою кандидатуру, а потому голосование членов партии не состоялось. Таким образом, как в свое время Гордон Браун, новый премьер-министр заняла должность без борьбы, но на формально законных основаниях, хотя не обладала ни мандатом членов собственной партии, ни мандатом избирателей.

Мэй вполне рационально обосновала отказ проводить досрочные выборы: после расколовшего страну референдума она не хотела «играть в политические игры», снова ввергая Британию в новую кампанию, которая бы обострила разногласия в партии тори и Соединенном Королевстве в целом. К тому же очередные парламентские выборы должны были состояться в 2020 году, то есть страна вступала бы в предвыборные баталии, только-только завершив переговоры о выходе из ЕС, что связывало бы руки консерваторам на переговорах с Брюсселем.

Однако, проиграв на референдуме, сторонники членства Британии в ЕС («бремейны»), не сложили оружие. Шотландия объявила о стремлении провести повторный референдум о независимости, Северная Ирландия была обеспокоена в связи с выходом из ЕС и вероятным закрытием границы с Республикой Ирландия. В Верховном суде общественность оспорила право правительства направить ЕС уведомление о выходе из ЕС (в соответствии со ст. 50 Лиссабонского договора) без одобрения в парламенте. В обеих палатах парламента кабинет встретил жесткое обсуждение Brexit, хотя и выиграл. На этом фоне Мэй обвинила уже своих противников в политических играх (пытаясь исподволь оспорить результаты референдума) и все-таки решилась на досрочные выборы.

Премьер рассчитывала на убедительную победу, поскольку опросы общественного мнения указывали на значительное преимущество консерваторов по сравнению с лейбористами, а также на весьма высокую личную популярность Мэй в качестве премьер-министра по сравнению с Корбином.

Усиление большинства в парламенте позволило бы Мэй укрепить позиции Британии на переговорах с ЕС и собственные тылы в парламенте.

Выстрел в ногу

Однако ход предвыборной кампании оказался для тори неудачным: неприятие избирателей вызвал отказ Мэй от прямого участия в теледебатах с Корбином, социальная программа, представленная в предвыборном манифесте тори, также не понравилась электорату. Два террористических акта — в Манчестере и Лондоне — отрицательно сказались на позициях консерваторов и популярности Мэй, ведь в двух правительствах Кэмерона она занимала пост министра внутренних дел.

Вместе с тем, несмотря на острые разногласия между лидером лейбористов и верхушкой собственной партии (прежде всего, ее правым крылом), предвыборный манифест лейбористов избиратели встретили благожелательно, хотя и не верили в его выполнимость. Личные рейтинги Корбина повысились, поскольку его считают политиком открытым и искренним. Он особенно импонировал молодежи, хотя обычно симпатии молодежи не переводятся непосредственно в голоса, поскольку явка молодого поколения на выборы ниже, чем представителей старшего поколения.

Что ждет Британию?

Мэй уже получила от королевы Елизаветы II поручение сформировать новое правительство. Консервативная партия (имея 318 мест в парламенте) объявила о том, что заручилась поддержкой Демократической юнионистской партии (ДЮП — одной из региональных партий Северной Ирландии), которая получила десять мест в Вестминстере. В этом случае они получают большинство (328 при необходимых 326 голосах). Однако ДЮП весьма обеспокоена курсом Мэй на «жесткий» Brexit. Смогут ли они согласовать позиции? Возможны два варианта: Мэй сформирует однопартийное правительство меньшинства при неофициальной поддержке ДЮП. Второй вариант: тори формируют коалиционное правительство с ДЮП. В обоих случаях правительство должно получить одобрение парламента — программа нового кабинета будет изложена 19 июня в тронной речи королевы на открытии первой сессии вновь избранного парламента.

Корбин в ходе предвыборной кампании исключил формирование коалиционного правительства с Шотландской национальной партией (ШНП). По результатам выборов так называемая прогрессивная коалиция между Лейбористской партией (261 место), ШНП (35 мест) и либерал-демократами (14 мест) все равно не набирает большинство (326 мест).

Однако не исключены варианты, при которых и Лейбористская партия попытается сформировать правительство меньшинства, заручившись поддержкой других оппозиционных партий, формально не вступая с ними в коалицию.

На данный момент для Лондона появился один утешительный приз — ШНП, грозившая повторным референдумом о независимости, серьезно проиграла, причем консерваторам. ШНП получила 35 мест (против 56 мест на выборах 2015 года). Консерваторы в Шотландии получили 13 мест (лучший результат с 1983 года), лейбористы — семь мест, либерал-демократы — четыре места. Таков существенный успех трех партий, выступавших за единство королевства перед референдумом о независимости Шотландии в сентябре 2014 года.

В любом случае страна по-прежнему расколота, и Терезе Мэй не удалось ее консолидировать. Правительственная конструкция в Лондоне окажется неустойчивой, и аналитики уже предрекают Великобритании новые парламентские выборы через полгода или несколько позже.

Об авторах

Елена Ананьева
руководитель Центра британских исследований Института Европы РАН
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.
Источник: РБК
Делись новостью с социумом!

Опубликовано в Статьи
xx)) ;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?:: :?: :!:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Подписаться на свежие новости

Введите свой e-mail:



Нажмите Ctrl+D , чтобы новости всегда были рядом
Рейтинг@Mail.ru