Власти Ирана пригрозили участникам акций протеста»

Пограничник подстрелил россиянина при попытке проникнуть в США из Мексики»

Американский суд оставил под арестом экстрадированного из Израиля Алексея Буркова»

Бывший советник Трампа признан виновным в даче ложных показаний Конгрессу»

Боливия разрывает дипломатические отношения с Венесуэлой»

Arrow
Arrow
Slider

Решать нерешаемое: в чем была мудрость Людмилы Алексеевой»

Людмилу Алексееву публично били и унижали, далеко не всегда понимали, но теперь вряд ли кто-то сможет заменить ее и в российском правозащитном движении, и во главе Московской Хельсинкской группы

Она была удивительно молодым человеком. Звучит банально, но так и было. Очень боялась что-то начать забывать, поэтому все время учила стихи, языки, новые слова, новые песни. И поэтому ничего не забывала.

Очень любила вечеринки. В ее квартире на Старом Арбате едва ли не каждый день была вечеринка. Водка, вино, грузинская еда — ей помогала по дому многодетная семья, выходцы из Грузии. И чтобы была гитара, чтобы непременно пели.

Именно так она последние годы ухитрялась решать многие задачи, коммуницировать с людьми, обсуждать и заслушивать доклады, согласовывать несогласуемые позиции в судах, сообщать о важном, мирить непримиримых, решать нерешаемое, формулировать непроизносимое.

Прежде всего она была мудра. Не умна, не начитана, не опытна, а именно мудра. Некоторые ее решения и поступки вызывали поначалу оторопь: ну какого черта Людмила Михайловна, ну зачем просить у Путина за бывшего сенатора Изместьева, есть же Сенцов, есть Кирилл Серебренников, есть Юрий Дмитриев? Ну какой Изместьев?

Да потому что она уже знала, что за Серебренникова просить бесполезно. И знала, что Дмитриева спасут (не знала, что дело обернется повторным арестом — это невозможно было себе представить). И понимала, что разговор о Сенцове — это для тех, кто хочет выглядеть красиво. Кто в белых одеждах. Практического смысла в этом разговоре с Путиным нет. Она просто испортит отношения, и все. Не с Путиным — с другими людьми. И поэтому она попросила за Изместьева как за социально близкого к этим ко всем. Понимая, как это будет воспринято.

И восприняли плохо, и экс-сенатору не помогли. Она переживала. Очень переживала. А ей было уже за 90.

Попробовал бы кто-нибудь не взять трубку, когда она звонит. А она куда попало с пустяками не звонила. Когда ее, 90-летнюю, выталкивали из судов приставы, она молчала. Она никому не звонила, хотя могла бы. Всем бы головы показательно сняли бы. А они просто выталкивали немощную старуху, не ведая ни страха, ни стыда. Чего бабку-то бояться. Да и не узнали, скорее всего.

Ее забрасывали яйцами, публично били и унижали, ее голова из папье-маше была насажена на кол в молодежном лагере на Селигере и разукрашена свастиками. Когда ее, тогда 82-летнюю, в 2009 году задержали на Триумфальной площади Москвы в костюме Снегурочки — причем не просто задержали, а выхватили из толпы, — быстро стало понятно, что началась спецоперация по разоблачению главного правозащитника России. Аркадий Мамонтов из ВГТРК начал публиковать документы, согласно которым Московская Хельсинкская группа (МХГ) получала гранты из Великобритании (что ненаказуемо), а сама Алексеева имеет американский паспорт, что тоже понятно, ведь она как диссидентка уехала с мужем в 1977 году.

Вторым мужем Людмилы Михайловны был Николай Вильямс, кстати, тот самый, который написал слова песни, хорошо известной благодаря Борису Гребенщикову: «Коммунисты мальчонку поймали, потащили его в КГБ». Математик, сидел, был лишен гражданства. Он уехал. Вместе с женой. В 1993 году, как только стало можно, вернулись. Через три года она возглавила Московскую Хельсинкскую группу.

МХГ — самая старая из действующих в России правозащитных организаций (создана в 1976 году при участии Алексеевой). Способствует содействию выполнения Россией подписанных ею международно-правовых обязательств в области защиты прав человека. Возглавлять МХГ — штука страшно почетная и невероятно хлопотная.

Большой вопрос, кто сможет заменить на этом посту Людмилу Михайловну. Я думаю, что никто. Организации не вечны. Но про то, что этот труд — каторжный, знают только те, кто так трудился. Остальные знают, что есть такое особо почетное место — глава Московской Хельсинкской группы.

Поэтому место будут хотеть. И вот еще, кстати, вакансия открылась — в Совете по правам человека при президенте. Если подсуетиться и его занять, можно прослыть знатным правозащитником. Простите уж, что шучу по такому грустному поводу.

Будут еще и на нашей улице великие правозащитники. Им сейчас лет 30–40, вряд ли их имена широко известны, они делают сейчас важные, но первые или вторые шаги. И явно не собираются быть никакими правозащитниками. Но это не их выбор. Это судьба.

Об авторах

Новости сегодня

Ольга Романова
журналист, руководитель правозащитной организации «Русь сидящая»
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.
Источник: РБК

Опубликовано в Статьи
xx)) ;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?:: :?: :!:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Подписаться на свежие новости

Введите свой e-mail:



Нажмите Ctrl+D , чтобы новости всегда были рядом
Рейтинг@Mail.ru