Трамп дал Минфину право ввести «существенные санкции» против Турции»

Акции «Яндекса» упали более чем на 16%»

Умер космонавт Алексей Леонов»

«Устроил целое шоу»: западные СМИ — о пресс-конференции Зеленского»

На выставке вертолетов в Китае показали боевую пилотируемую «летающую тарелку», развивающую скорость до 650 км/ч (ФОТО)»

Arrow
Arrow
Slider

Станция Зеро: почему не стоит радоваться завершению рецессии»

Российская экономика топчется на уровнях десятилетней давности, и не видно факторов, которые вернут ее к устойчивому росту

В отечественной экономической публицистике разгорелась ожесточенная дискуссия на тему «Закончилась ли рецессия?» Аналитики официальных структур, Банка России и Минэкономразвития, считают, что самая долгая после 2000 года рецессия, наконец, осталась позади и начался хоть и медленный, но все же рост, тогда как независимые эксперты с ними не согласны, указывая на неустойчивость сезонных факторов и противоречивость ряда индикаторов, и считают целесообразным воздержаться от поспешных выводов до появления статистических данных за август или третий квартал.

Но при всей значимости обсуждаемой проблемы представляется значительно более содержательной другая постановка вопроса: а почему формальное окончание рецессии для нас так важно? Неужели суждение о сиюминутном направлении конъюнктурного тренда меняет что-то в наших представлениях о том, в каком состоянии находится сейчас российская экономика и каковы ее кратко- и среднесрочные перспективы?

Потерянное десятилетие

Если внимательнее посмотреть на особенности динамики экономического развития России последних двадцати лет в постоянных ценах, то, игнорируя изменения в методологии Росстата, можно заметить следующее. В промежутке между финансовыми кризисами 1998 и 2008 годов наша экономика бурно росла, отчасти компенсируя тяжелейший трансформационный провал 90-х, но потом по большому счету остановилась: нынешний реальный уровень ВВП не слишком сильно отличается от показателей 2007 года. Тут впору, как некогда в Стране восходящего солнца, говорить о «потерянном десятилетии», хотя, конечно, наша картинка заметно отличается от японских беспорядочных колебаний «околоноля». В России казавшееся первоначально устойчивым посткризисное восстановление 2009–2013 годов в 2014 году забуксовало, а потом было обращено вспять, в результате чего экономика фактически вернулась на предкризисные уровни.

Таким образом, в более широком контексте проблема сегодня заключается не в том, закончилась ли уже рецессия. Гораздо важнее другое: каковы могут быть фундаментальные предпосылки будущего роста ВВП и сможем ли мы обеспечить необходимое ускорение, чтобы, преодолев мистическое тяготение уровней 2008 года, выйти на новые орбиты устойчивого экономического развития?

Не в пользу роста

К сожалению или к счастью, но на выручившую нас в середине «нулевых» нефть сегодня особых надежд нет. Большинство нефтяных гуру предсказывают ценовую стагнацию или слабый рост, однако некоторые из них даже склоняются в пользу негативного прогноза, связанного с дальнейшим снижением цен. В любом случае конъюнктура мирового рынка углеводородов — это слишком зыбкий фундамент, чтобы всерьез рассчитывать на него в интересах долгосрочного процветания российской экономики.

На экстенсивные факторы роста полагаться также не приходится. Демографы сулят в ближайшие годы ускорение тенденции к сокращению экономически активного населения. В свою очередь, индекс загрузки отечественных мощностей сейчас близок к историческим максимумам. Хотя некоторые эксперты утверждают, что простаивают в том числе и вполне современные эффективные мощности, вряд ли можно говорить о наличии существенных резервов краткосрочного наращивания производства. А для повышения производительности соединения труда и капитала нужны инвестиции, которые сегодня также буксуют.

Влияние политики государства на экономическую активность сегодня тоже никак нельзя назвать стимулирующим. Впервые за много лет столкнувшись с жесткими бюджетными ограничениями, власти вынужденно принялись за рестрикцию непомерно раздутых расходных аппетитов — как самого государства, так и государственных компаний. Однако в условиях обилия «священных коров» урезания всевозможных госрасходов для балансирования финансов вряд ли будет достаточно, и в свете быстрого иссякания резервов будущий рост налоговой нагрузки на экономику представляется почти неизбежным. Банк России, в свою очередь, сегодня проводит довольно жесткую денежно-кредитную политику, направленную на подавление инфляции c ее текущих значений (7,4%) до уровня таргета (4%), что как минимум в краткосрочном аспекте не способствует преодолению негативных тенденций в экономической динамике. Во всяком случае перспективы существенного смягчения фискальной и монетарной стратегий без серьезных сопутствующих рисков пока не просматривается. Last but not least — вектор государственного вмешательства в экономику сегодня явно противоположен либерализации, что также не может не оказывать гнетущего воздействия на предпринимательскую активность.

Таким образом, с точки зрения фундаментальных факторов устойчивого экономического роста картина в целом выходит неутешительной. Динамичное развитие экономики в таких условиях практически невозможно, в самом лучшем случае нас ожидает долгая и вязкая стагнация.

Нужны гарантии

Что можно было бы этому противопоставить? Будущий рост немыслим без повышения экономической эффективности, без активного создания новых мощностей, без настоящего инвестиционного прорыва. Но он не может быть непосредственно направлен и профинансирован государством; чтобы вывести экономику из нынешнего тупика в завтрашний день, нужно, чтобы располагающий гораздо большими ресурсами и намного более чуткий частный сектор увидел вокруг себя привлекательные перспективы для развития и начал в них вкладываться. А для этого макроэкономической стабильности, за которую мы привыкли неустанно сражаться как за сверхценность, прискорбно мало: и бюджетная сбалансированность, и предсказуемость инфляции — лишь необходимые, но не достаточные условия уверенного инвестиционного подъема. Даже гарантированное их выполнение не приводит автоматически к кардинальному изменению долгосрочных предпринимательских настроений, которые в массе своей, к сожалению, негативны, и перелом возможен лишь при сочетании нескольких хорошо известных факторов:

— твердые гарантии прав собственности и их стабильности, включая судебную реформу;

— коренное изменение отношения государственной власти к бизнесу (наглядное, но далеко не единственное свидетельство нынешнего отношения — т.н. законодательный пакет Яровой), включая либерализацию регулирования экономики;

— решительное отделение государства от бизнеса и бизнеса от государства, обеспечивающее свободную и справедливую конкуренцию;

— прекращение конфронтации с окружающим миром и санкционного противостояния.

В противном случае прервать «потерянное десятилетие» и покинуть зону стагнации, к сожалению, не получится, сколь бы рьяно мы сегодня ни отталкивались от дна.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции. 
Источник: РБК
Делись новостью с социумом!

Опубликовано в Статьи
xx)) ;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?:: :?: :!:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Подписаться на свежие новости

Введите свой e-mail:



Нажмите Ctrl+D , чтобы новости всегда были рядом
Рейтинг@Mail.ru